В Сочи проходят тестовые соревнования

admin 16.03.2012

В зоне прилета олимпийского аэропорта Адлера, в котором за полтора года еще не успел выветриться запах новодела, сразу бросается в глаза стойка: «Официальное такси». С достоинством прошагав к ней сквозь строй неофициальных таксистов, понимаешь, что пал жертвой стереотипов. «У нас только “мерседесы”», — значительно понизив голос, сообщает принимающая заказы дама и называет сумму. Выручает частник на скромном BMW.

— А что ты хочешь? — водитель Слава привычно для своей профессии сразу опускает церемонии. — Только у нас такое увидишь: полтаксопарка на «джипах» и «мерсах». Люди купили машины, а где зарабатывать? Правда, чувствую, кончается наше время, скоро прижмут. Олимпийцев увидим только по телевизору. Когда за сто первым километром будем сидеть.

Слава жалуется, что в конце прошлого года таксистов обязали пройти процедуру лицензирования, иначе не пустят на олимпийские объекты. «Я как дурак бегал с высунутым языком, собирал бумажки с печатями. Уже к концу декабря все было готово. И что? В аэропорту с лицензиями дежурит всего пять человек — специально сейчас подсчитал! Бардак как был, так и остался», — резюмирует он.
До конца марта в Сочи будут продолжаться так называемые тестовые соревнования — этапы Кубка мира, Европы и России по видам спорта, для которых необходимы естественные условия «горного кластера» Красной Поляны. Это горные лыжи, биатлон, лыжные гонки, прыжки на лыжах с трамплина, фристайл и сноуборд. «Мы хотим уже за два года до Олимпийских игр увидеть потенциально слабые места в организации соревнований и по­строенных сооружениях. Ничего страшного в возможных проколах нет», — говорит «Пятнице» главный тренер сборной России по фристайлу Алексей Покашников.

По внешним впечатлениям, будущие олимпийские объекты Красной Поляны готовы уже процентов на 80-90, то есть, если сильно захотеть, Олимпиаду можно проводить хоть с завтрашнего дня. Организаторы до следующей зимы планируют немного изменить склон для могула, будут достраивать трассу для слоупстайла, косметические изменения ждут трубу для хафпайпа и трассы лыжно-биатлонного комплекса, но это плановые работы, не более.

Что правда вызывает беспокойство — это погода. Почти все дни над горами стоит плотный туман и валит мокрый снег. Большинство стартов с грехом пополам провели, но один все равно пришлось отменять. Общее мнение таково: без авиации, которая будет разгонять тучи, на Олимпиаде не обойтись.

Спортсмены из страны, принимающей Игры, всегда имеют преимущество перед соперниками. Будем ли мы этим пользоваться? На этот вопрос большинство наших специалистов отвечали, немного даже стесняясь: мол, все делаем так, как принято, не более того. В число «принятого» входит изменение конфигурации склонов по сравнению с тестовыми стартами (чтобы запутать конкурентов), затруднение доступа на объекты (в рамках правил, конечно) или строительство трасс, специфика которых максимально подходит только «своим». «Естественно, что через два года все будет выглядеть совсем по-другому, — признался член сборной России по ски-кроссу Георгий Корнилов. — То, что мы опробовали в этот раз, правильнее назвать лишь склоном, но не трассой. В строительстве участвует наш тренер из Австрии Марио Рафетцедер. Он прекрасно знает нашу манеру езды и планирует препятствия, чтобы они были максимально удобны для нас. Мы — хозяева, имеем на это полное право».

Дорога из Адлера до Красной Поляны на выделенном организаторами микроавтобусе «Мерседес» занимает час с небольшим — это если без пробок. Шофер, абхаз Миша, рассказывает, что приобрел машину вынужденно.

— Еще недавно мы все ездили на «Газелях», но в администрации города решили, что для олимпийской столицы это несолидно. Перестали выдавать путевки на поездки тем, кто не пересел на иномарки. Пришлось брать трехлетний кредит на полтора миллиона. Сейчас пашу каждый день, без выходных. Надеюсь, расплачусь к Олимпиаде.

Вдоль дороги уже видны очертания скоростной автомобильной и железнодорожной магистрали, пролегающей параллельно. Уточняю: «Это оттуда выселяли людей под олимпийское строительство?» Миша машет рукой: «Да у нас все мирно прошло. Большинство довольны. У них сносили халупы, курятники буквально. Вон мой сосед. Получил за свой деревянный сарай девять миллионов! Сейчас уже купил нормальную квартиру и строит дом. Я даже жалею, что сам метров на сто ближе не жил. Проблемы были у собственников гостиниц, ресторанов. Они там много лет, это налаженный бизнес. Попробуй компенсируй! В Имеретинской низменности, я слышал, до столкновений с ОМОНом доходило».

Сам Миша, будучи лицом незаинтересованным, относится к предстоящей Олимпиаде без особых отрицательных эмоций, как к явлению природы, которое так или иначе надо пережить. «Понятно, что сделают закрытый город, — рассуждает он. — Дадут сухой паек на три недели и скажут: носа не высовывайте. Это же Россия. Зато дороги построят, пробки уйдут. Если бы меня спросили, нужна Олимпиада или нет? Я бы ответил: пусть. Хуже, чем у нас было до этого, точно не будет».